Пограничная организация личности

Содержание

Немного о пограничной структуре личности

Пограничная организация личности
dyuhalaЗа последние дни лентой принесло несколько хороших постов о терапии пограничных клиентов, у меня тоже давно зреет пост на эту тему: и о пограничной структуре личности вообще и о своем клиентском опыте в частности – как пограничность выглядит снаружи, как переживается изнутри и какие изменения в восприятии происходят в итоге терапии.

Пограничность – тема о несформированных границах, когда нет четкого представления о том, кто я, где начинаются и заканчиваются мои переживания и возможности, а где начинаются уже другие люди, их жизненные и личные пространства.

Возникает путаница – где «я», а где «не-я»: часть собственных эмоций и собственного опыта отчуждается – подавляется, проецируется на других (все, наверное, знают людей, на первый взгляд, добрых и чудесных, которые с сильнейшей ненавистью обличают какое-нибудь зло), и в то же время человек может быть заполнен чужими правилами и требованиями к себе, которые ему совершенно не подходят и не приносят ничего, кроме боли и разрушений. И переживание себя, и взаимодействие с другими становятся похожими на испорченный телефон: я мало что понимаю о себе и своих нуждах, а также не вижу и не понимаю окружающих.Плюс к этому – жизнь наполнена очень противоречивыми и плохо переносимыми чувствами: не просто испорченный телефон, а телефон, который к тому же неожиданно выдает электрические разряды.

Основная сложность не в том, чтобы заметить расщепленность, а в том, что эта расколотость удерживается защитными механизмами, и в бессознательном такое положение дел представляется наилучшим и безопасным.

В хорошем варианте, границы формируются в контакте с матерью: сначала ребенок переживает себя и мать одним целым, получая таким образом доступ к ее ресурсу справляться с жизнью: выдерживать аффекты и уметь заботиться, сохраняться$а дальше – чем больше ребенок узнает сам себя, обнаруживает собственные возможности переживать напряжение и тревогу, действовать, общаться с другими, тем яснее он чувствует, что он – отдельный человек, обладающий своими возможностями и интересами, и это переживание основа формирования его отдельности, границ. Когда мать не может дать необходимой безопасности (сама ли она недостаточна устойчива, или для ребенка аффекты слишком сильны и так его нагружают, что мать не может компенсировать это напряжение) или не может поддерживать отделение ребенка (боится за него сильно, сама очень зависит от слияния с ним), – в опыте ребенка появляются слишком сильные и пугающие состояния (ужаса, тревоги, одиночества, ярости, покинутости, поглощенности) – те, которых он сам пока не может выдержать, но и от матери поддержки не приходит, так как она тоже не справляется. Все, что ему остается – каким-то образом избавиться от этих переживаний; и существует некоторое количество защит, которые для этого могут быть использованы, в зависимости от возраста и развития ребенка. Защита – это способ не иметь дела со своим опытом, когда невыносимая часть переживаний уводится от осознавания; совсем изъять и выкинуть ее не получится, но приписывать собственные тяжелые переживания другим, миру, чтобы затем опосредованно иметь с ними дело – очень даже можно; То есть расщепление пограничной личности удерживается страхом снова попасть в те переживания, которые когда-то ребенок не смог выдержать и которые грозили не просто ухудшением качества жизни, а сумасшествием или смертью.И в бессознательное уходят слои мощного, затапливающего, пугающего опыта, который не был пережит, переработан, ассимилирован, как часть моей жизни и истории – у этого опыта нет границ, начала и конца; проявляясь в жизни он подчиняет себе ее течение, захватывает; Как будто не опыт, каким бы он ни был тяжелым, – часть нашей жизни, которую мы прожили и выдержали, а мы опять те дети, которые не могли пережить происходящее и спрятались от него.В терапии очень важны две вещи: непрерывность контакта и умение терапевта выдерживать сильные чувства, не убегать от них.Непрерывность и длительность создают опыт постоянства в отношениях, что дает возможность связывать собственные разрозненные проявления: это я, и это тоже – я, и вот такой я могу быть, и вот такой… удивительное ощущение, когда начинает проступать это переживание цельного собственного «я», на которое можно положиться, рассчитывать; и чтобы ни было – я продолжаю быть, поворачиваясь той или иной стороной, и остаюсь при этом самой собой.Оно создается не супер-инсайтами, а контактом, отношениями – которые продолжаются, не ломаются, и в которых достаточно места для разных чувств.Так как пограничная структура формируется до 3х примерно лет (при нарушении процесса сепарации-индивидуации), то чувства там детские, мощные: и привязанность, и ярость, и боль, и страх.Но в контакте эти чувства, конечно, не переживаются и не выражаются прямо, их всегда приходится расшифровывать, собирать, как паззл из отдельных кусочков, они привносятся окольными путями: через какие-то истории, где общее мигает, как лампочка; через сильные точки напряжения в контакте; через то, что терапевт вдруг начинает чувствовать специфические и не характерные для себя вещи или характерные, но очень ярко и захватывающе.И если эти переживания будут названы, опознаны, ограничены пониманием – что это такое и откуда, они перестанут быть чем-то, что меня затапливает снаружи и станут частью меня, существующей внутри моей психики – понятной, грустной или страшной.

Это, конечно, тоже удивительное переживание – когда то, что переворачивало всю жизнь своим присутствием и мощностью переживаний, вдруг становится тем, что я могу выдерживать и даже делает меня живее; когда собственная история становятся поводом относиться к себе мягче, внимательнее, а не жить в состоянии – это было не со мной, но теперь меня почему-то нет.

dyuhalaНебольшое дополнение.Пограничная личностная структура возникает при нарушении развития, травме именно в фазе формирования границ личности и как раз отсутствие границ и незавершенное отделение от матери создает размытое переживание себя, то что называют еще “диффузная идентичность” – вроде бы и есть человек, но какой он – не совсем понятно ни ему, ни другим. Если формирование границ прошло успешно, то дальнейшие конфликты возникают уже между отдельными проявлениями человека; “я” уже довольно четкое, но импульсы наполняющие его вполне могут переживаться противоречивыми и пугающими.Классический пример – эдипов комплекс, где конфликт возникает между любовью, сексуальностью, конкуренцией и виной; в подобном конфликте – где друг другу противостоят полярные внутренние части (а не конфликт между слиянием и отдельностью от другого) я буду скорее сталкиваться со своей “плохостью” и виной, своей силой желаний и невозможностью их удовлетворения, чем с опустошенностью, отсутствием внутренней жизни, потерей доступа к собственному “я”, как это происходит на пограничном уровне.

На уровне невротическом (там где “я” уже сформировано) тоже существуют и травмы, и расщепление, и боль при приближении к уязвимым местам, и отвергнутые части тоже проецируются на других, но там остается ощущение реальности своего существования, человек может выпадать в боль, в горе, а не в ощущение пустоты и исчезновение себя.

Page 3

?

|

dyuhalaИдея кривой удовлетворения потребности используется для того, чтобы было проще понимать себя, свои желания, возможности и способы их удовлетворить.Препятствия на этом пути – нереалистичные представления о себе и мире, неадаптивные способы взаимодействия, другими словами – разнообразные перекосы в связях с окружающими людьми, сообществами и тд.Но бывает, что связи не просто искажены, не просто я о себе думаю что-то не совсем реальное, или других людей идеализирую, или боюсь их или как-то еще о них фантазирую; бывает, что связи с другими искажены или ослаблены в такой степени, что никаких связей, по сути, и нет, а есть ощущение своей полной непричастности к жизни вокруг. Вернее – к людям.Внутри меня есть мир, снаружи есть мир, но в той его части, где возможно эмоциональное, затрагивающее меня взаимодействие с другими – провал.Основное переживание в таком отсутствии контакта – собственная изолированность, причем с любым знаком – от тоски одиночества до удовольствия превосходства над “этими”.И если тяжелые чувства более-менее маркируют, что что-то в моем мире не то, чего-то там не хватает, то чувства превосходства или не вовлеченности создают переживания того, что все либо “нормально”, либо, вообще прекрасно и замечательно. хм… есть еще замечательный способ избегать связей – говорить о чем-то третьем, даже сколь угодно заинтересованно и эмоционально.Основная засада такой изолированности в том, что человек, по сути, живет в пустоте, он не встречается с внешним миром других людей.С жизнью в более широком понимании связи как раз могут быть гораздо более заметными и сильными: посидеть в уголочке с книжкой и подумать о вечном – пожалуйста, или отправиться в путешествие, чтобы увидеть что-то новое и красивое, или бОльшую часть своей жизни сверхувлеченно заниматься каким-то делом или жить в поле некоторых идей, но при этом не иметь тех, с кем легко и спокойно можно обсуждать свою жизнь, переживания, радоваться, плакать – это оно.И как человек хорошо знающий такое состояние изнутри, и проживший в нем бОльшую часть своей жизни, могу сказать, что действительно – нахождение в такой обособленности воспринимается гораздо более спокойным и ненапряжным делом, чем все это непонятное общение с другими, в котором – а что делать-то? к чему все это? что должна я? что должны мне?Хотеть и добиваться некоторых приятных впечатлений и взаимодействия с полезными объектами, делать, понимать, строить планы – можно.А чувствовать собственную значимость для других, значимость других людей для меня, взаимосвязанность, зависимость, различные настроения и чувства в контакте, о которых можно говорить, которые важны для обеих сторон в отношениях – этого ни-ни.Но зачем эта часть жизни – связанность с другими – вообще нужна? Я выше написала, что для меня этот вопрос довольно долго был важен, особенно, когда я начала учиться практической работе с людьми, которая в очень большой степени заключается именно в установлении и поддержании отношений, умении замечать в них близость или дистантность, наполнение и направленность взаимодействия; так вот – зачем?Люди (в отличие от неживых предметов, с которыми в чем-то гораздо легче) – могут идти навстречу, откликаться, поддерживать, быть заинтересоваными в нас и переживание связанности с людьми дает ощущение собственной принятости в мире, жизни вокруг, к которой у меня есть доступ, а не пустоты. Жизнь в мире наполненном и откликающемся на меня, неравнодушном, очень сильно отличается от бытия в механистическом мире, который понятен, функционален и, возможно даже, весьма удобен. Становится гораздо больше простора, возможностей, сил и тепла.Еще, бывает, существуют люди, которые могут быть для нас важны, но с которыми непонятно, как оставаться рядом, если это “рядом” – очень противоречивое, то надо, то не надо, то скучно, то нужно…или жизнь устроена так, что незаинтересованность в общении и нежелание его поддерживать начинает мешать в делах;или пусто становится и серо,или просто возникает ощущение того, что чем-то я обделена – все могут радоваться где-нибудь на празднике, им интересно общаться, встречаться друг с другом, и становится даже завидно – что это такое есть у других, что им хорошо вместе, что они такое друг от друга получают и есть ли у меня возможность чувствовать что-то похожее? И вот с этих вопросов часто начинается исследование той отстраненности от других, изоляции в которой живет человек. А потом, уже когда восстанавливается переживание связанности с людьми – можно уже и разнообразие контактов изучать: что мне нравится, от кого, как, зачем.

Пограничное расстройство личности: есть ли оно у вас?

Пограничная организация личности

В последней версии DSM-IV-TR перечисляется девять категорических критериев ПРЛ, пять из которых должны присутствовать для постановки диагноза.

На первый взгляд может показаться, что эти критерии не соотносятся друг с другом или связаны только косвенно.

Однако при более глубоком анализе все девять симптомов оказываются замысловато переплетены, так что один симптом вызывает проявление другого.

Эти девять критериев можно обобщить следующим образом (каждый из них подробно описывается в главе 2):

  1. Настойчивые попытки избежать реального или воображаемого одиночества.
  2. Нестабильные и напряженные межличностные отношения.
  3. Недостаточное или отсутствующее осознание собственной идентичности.
  4. Импульсивность в проявлениях потенциально саморазрушительного поведения, такого как злоупотребление алкоголем и наркотиками, кражи в магазинах, неосторожное вождение, переедание.
  5. Повторяющиеся угрозы суицида или суицидальные жесты, намеренное нанесение себе телесных повреждений.
  6. Резкие смены настроения и чрезмерная реакция на ситуационные стрессы.
  7. Хроническое ощущение опустошенности.
  8. Частые и неуместные проявления злости.
  9. Проходящее, связанное со стрессами ощущение нереальности или паранойя.

Этот набор из девяти симптомов можно сгруппировать в четыре сферы, на которые зачастую направлено лечение.

  1. Нестабильность настроения (критерии 1, 6–8).
  2. Импульсивность и опасное неконтролируемое поведение (критерии 4 и 5).
  3. Межличностные психопатологии (критерии 2 и 3).
  4. Искажения мышления и восприятия (критерий 9).

Эмоциональная гемофилия

За клинической номенклатурой на деле скрываются настоящие мучения, испытываемые пограничными личностями, их семьями и друзьями.

Для людей с ПРЛ большая часть жизни — это непрекращающаяся поездка по эмоциональным американским горкам без какого-либо конечного пункта. Тем, кто живет вместе с пограничными личностями, любит их, заботится о них, эта поездка может казаться такой же дикой, безнадежной и утомительной.

Дженнифер и миллионы других пациентов с ПРЛ легко довести до состояния неконтролируемой ярости, направленной на самых любимых людей. Они чувствуют себя беспомощными и опустошенными, им кажется, что их личность расколота непримиримыми эмоциональными противоречиями.

Перемены настроения происходят резко, взрывным образом, низвергая пограничную личность с высот радости в пучину депрессии. Бурливший от злости час назад и уже спокойный сейчас, человек зачастую понятия не имеет, почему он так разгневался. Неспособность понять происхождение таких эпизодов провоцирует еще большее презрение к себе и депрессию.

Пограничные личности страдают от своего рода эмоциональной гемофилии: у них отсутствует механизм сворачивания, который усмирял бы приливы эмоций.

Стоит только уколоть тонкую «кожу» такого человека, как он истечет эмоциями до смерти. Долгие периоды удовлетворенности для пограничных личностей редки.

Хроническая опустошенность истощает их до тех пор, пока они не решаются что-то сделать, чтобы ее избежать.

Охваченный такими проблемами пациент склонен к массе импульсивных саморазрушающих действий: употреблению алкоголя и наркотиков, марафонам переедания, припадкам анорексии, булимическим «чисткам», приступам игромании и шопоголизма, сексуальной неразборчивости и нанесению себе физического вреда.

Пограничные личности могут совершать попытки суицида, причем зачастую не с целью умереть, а просто чтобы почувствовать хоть что-то, чтобы доказать себе, что они живы.

«Я ненавижу то, как я себя чувствую, — признался один пациент с ПРЛ. — Когда я думаю о суициде, он кажется таким заманчивым, таким привлекательным. Иногда это единственное, что мне хочется делать. Мне трудно не хотеть навредить себе. Как будто, если я причиню себе боль, страх и страдания уйдут».

Принципиально важной чертой пограничного расстройства является недостаточное осознание своей идентичности. Люди с ПРЛ описывают себя сбивчиво и противоречиво, в отличие от других пациентов, у которых обычно есть куда более ясное понимание того, кто они такие.

Для преодоления своего неопределенного и по большей части негативного представления о себе пограничные личности, как актеры, постоянно ищут «хорошие роли», законченных «персонажей», с помощью которых они могут заполнить вакуум своей идентичности.

Таким образом, они зачастую, подобно хамелеонам, приспосабливаются к текущей окружающей среде, ситуации или людям, прямо как герой фильма Вуди Аллена «Зелиг», в буквальном смысле перенимающий личность и внешность окружающих его людей.

Приманка экстатических переживаний, получаемых через секс, наркотики или иные средства, иногда слишком сильно действует на пограничных пациентов. В экстазе они могут возвращаться к первобытному состоянию, где «я» и внешний мир сливаются в одно — своего рода второе детство.

В периоды крайнего одиночества и опустошенности пограничные личности могут пускаться во все тяжкие с наркотиками, уходить в запой или совершать сексуальные эскапады (с одним или несколькими партнерами), причем иногда такие периоды могут затягиваться на много дней.

Это выглядит так, как будто, когда битва за поиск собственной идентичности становится невыносимой, оптимальное решение для них — либо потерять ее окончательно, либо достичь ее подобия через боль или оцепенение.

Семейная история пограничных личностей часто отмечена алкоголизмом, депрессией и эмоциональными проблемами.

Детство таких людей нередко становится выжженным полем боя, на котором оставляют свои шрамы безразличие, неприятие или отсутствие родителей, эмоциональные лишения и систематические обиды.

Большинство исследований в результате обнаруживали за плечами многих пограничных пациентов историю серьезного психологического, физического и сексуального насилия.

И действительно, от других пациентов психиатров пограничные личности отличаются в первую очередь тем, что у них в памяти хранятся случаи жестокого обращения, они становились свидетелями насилия или их переживания обесценивались родителями или теми, кто в первую очередь за ними ухаживал.

Такие нестабильные взаимоотношения переносятся в подростковый период и во взрослую жизнь, когда романтические привязанности обычно бывают крайне эмоциональными, но кратковременными.

Человек с ПРЛ может неистово добиваться кого-то, а на следующий день послать с вещами на выход.

Более долгие любовные отношения — в этом случае речь идет скорее о неделях или месяцах, чем о годах, — обычно бывают бурными, яростными, удивительными и волнующими.

Расщепление: черно-белый пограничный мир

В мире пограничной личности, как и в мире ребенка, есть только герои и злодеи. Будучи ребенком по уровню эмоционального развития, пациент с ПРЛ не выносит непоследовательности и двусмысленности в людях; он не может примирить в своем сознании хорошие и плохие черты другого человека и связать их в последовательное и неизменное понимание этого индивида.

В любой отдельно взятый момент человек может быть либо «хорошим», либо «плохим» — никаких оттенков серого, никаких промежуточных положений.

Если пограничная личность и распознает нюансы и оттенки, то с большим трудом. Любовники и супруги, матери и отцы, братья и сестры, друзья и психотерапевты могут в один день чуть ли не обожествляться, а на следующий совершенно обесцениваться и отвергаться.

Когда идеализированная фигура наконец чем-то разочаровывает пограничную личность (а все мы рано или поздно это делаем), ей приходится полностью менять структуру своего строгого и жесткого концептуального представления. В итоге либо идол изгоняется в темницу, либо сам пациент изгоняет самого себя во имя сохранения «положительного со всех сторон» образа другого человека.

Такой тип поведения называется «расщеплением» и является первичным защитным механизмом, к которому прибегают люди с ПРЛ. Чисто технически расщепление — это строгое разделение позитивных и негативных мыслей и чувств в отношении себя и других, по сути, неспособность синтезировать эти чувства в единое целое.

Большинство людей могут испытывать неоднозначные чувства и воспринимать одновременно два противоречащих друг другу эмоциональных состояния; для пограничной личности же характерно метание вперед и назад, так как она совершенно не имеет понятия о первом эмоциональном состоянии, будучи погруженной во второе.

Расщепление дает запасной выход для тревожности: человек с ПРЛ обычно воспринимает близкого друга или родственника (назовем его Джо) как двух совершенно разных людей в зависимости от ситуации.

В один момент он может безоговорочно восхищаться «Хорошим Джо», считая его абсолютно положительным персонажем; его негативные качества в это время просто не существуют; все они были отсеяны и приписаны «Плохому Джо».

В другой же момент он может ни за что ни про что начать презирать «Плохого Джо», беззастенчиво злясь на его отрицательную сущность, — и в этот момент у Джо не существует никаких положительных черт; он полностью заслуживает обрушившуюся на него ярость.

Механизм расщепления изначально направлен на защиту пограничной личности от шквала противоречивых чувств и образов — и, собственно, от тревоги, вызванной попытками примирить в сознании эти образы; но зачастую по иронии судьбы он приводит к прямо противоположному эффекту: истончившиеся участки ткани личности становятся полноценными разрывами, а восприятие собственной идентичности и идентичностей других меняется еще резче и чаще.

Буря в отношениях

Несмотря на постоянные мучения, причиняемые другими людьми, пограничные личности ищут новых отношений, так как уединение и даже временное одиночество для них куда более невыносимо, чем жестокое обращение.

Избегая одиночества, они будут стремиться в бары для знакомств, в объятия недавно пытавшихся заигрывать с ними новых знакомых, куда-нибудь — куда угодно, — где можно встретить хоть кого-то, кто способен избавить от пытки собственными мыслями.

Пограничная личность находится в постоянных поисках мистера Гудбара (по аналогии с американским фильмом «В поисках мистера Гудбара», где главная героиня ищет «идеального мужчину», которого называет «мистером Гудбаром». — Примеч. пер.).

В своем неустанном стремлении найти в жизни структурированную роль для себя пограничные люди обычно притягиваются к партнерам с взаимодополняющими чертами характера — и сами притягивают их. Так, например, доминирующий и самовлюбленный муж Дженнифер без лишних усилий загонял ее в рамки четко очерченной роли. Он мог дать ей идентичность, даже если ее суть предполагала повиновение и покорность при жестоком обращении.

Однако отношения с пограничными личностями быстро распадаются. Сохранение близости с таким человеком требует понимания сути синдрома и готовности долго и с большим риском идти по канату, натянутому над пропастью.

Чрезмерная близость грозит удушением для пограничной личности. В то же время отстраненность или попытка оставить ее одну — даже на короткий период времени — возвращает ее к ощущению заброшенности, знакомому еще с детства. В любом из этих случаев реакция пограничной личности будет бурной.

В каком-то смысле человек с ПРЛ — это исследователь мира эмоций, у которого при себе есть только набросок карты межличностных отношений; ему чрезвычайно сложно измерять оптимальное физическое расстояние между собой и другими, и особенно теми, кто ему важен. Чтобы компенсировать эту проблему, он скачет туда-сюда: от зависимости до яростной манипуляции, от приливов благодарности до приступов иррационального гнева.

О психотерапии с максимальной откровенностью

Пограничная организация личности

uta_kryakva

Вот так сидишь, думаешь иногда какую-то очевидную мысль, как тут кто-то спрашивает тебя, о чем думаешь, ну я  честно и говорю, а оказывается, что это вовсе не настолько очевидно, как мне казалось.

Я вообще редко пишу в последнее время, потому что все, что приходит мне в голову, кажется абсолютно очевидным.

Поэтому иногда, когда я делюсь этой очевидностью с кем-то, чаще совершенно случайно, как в этом последнем случае, этот кто-то говорит, а чего б тебе про это не написать?

Но так как пароль от ЖЖ давно мной потерян, и войти в него я могу только с большого домашнего компьютера, около которого я не так часто бываю, то бОльшая часть моих думаний, к счастью, скорее всего, так и не увидит свет)

Ну а эту мысль оформила все-таки)

В симбиотическом слиянии собственная идентичность ребёнка развиваться практически не может, а потому и отделение невозможно, образуется  этакий замкнутый круг.

Ведь если меня как такового нет, а есть только тот, с кем я в слиянии, кем захвачен, то и отделяться некому.

Таким людям очень трудно расставаться даже на короткое время, они испытывают невероятную тревогу, обусловленную сепарацией и опасностью встретиться со своими чувствами и потребностями, не будучи в силах их удовлетворять.

Ведь если есть только другой, то теряя его, я теряю себя, не осознавая, что никакого себя в сущности и не было. Я теряю саму возможность быть, вот в чем весь ужас.

( Read more…Collapse )
uta_kryakvaПодумалось про «когда хорошо, тогда плохо».Многие пациенты в терапии именно про это говорят, что когда они выходят на какое-то ресурсное состояние, то их обычно чем-то срубает. Несчастные случаи, болезни, различные неприятности, аварии и т.п.У человека складывается ощущение, что как только он получает желаемое, достигает того, чего давно хотел или просто по какой-то причине ему становится хорошо, тут же ему «прилетает». Если ничего в реальной жизни не происходит, то этот «прилёт» может выражаться в каких-то внутренних психических, очень неприятных состояниях: депрессиях, сильных приступах тревоги, психозах. Или же человек бессознательно отыгрывает это плохое в те моменты, когда подходит близко к состоянию удовлетворённости и в его жизни появляется что-то хорошее.Кто-то это интерпретирует как наказание за реализацию собственных потребностей, и зачастую, такой феномен может привести к сознательному или неосознанному страху перед реализацией желаний, достижением удовлетворения.Что же за реальность лежит под этим изнуряющим жизненным сценарием?Обращаясь к понятию объектных отношений и представлению о том, что психика формируется в первичных отношениях, мы приходим к пониманию объекта, с которым эго таких людей находится в связи.Это представление о матери, которая кормит и заботится, но одновременно с этим, приближение к ней чем-то очень болезненно. Иногда это болезненное – это действительное плохое отношение к ребенку, отсутствие адекватной заботы о нем. Но чаще это большое количество тревоги, страхов, бессилия, гнева на себя и на ребёнка, за то, что его появление вызывает все эти травматические реакции к жизни.Рождение ребёнка всегда возвращает психику матери в ее собственное младенчество, и во многом ее материнство будет настолько удачным, насколько было удачным младенчество.У таких матерей и родителей в целом, в их бессознательном, сложены неразобранные последствия их травм, следствием которых является огромный объём эмоционального материала, оторванного от первоисточника. В этом случае весь он манифестируется в отношениях с появившимся новым ребёнком.Так как дети живут на бессознательном, а в первые дни и месяцы после Рождения нуждаются в таком своеобразном донашивании, только уже не в теле матери, а в ее психическом, то напрямую встречаются со всем этим материалом при сближении с матерью. Вот почему некоторых детей не удаётся успокоить, некоторые прекращают требовательно плакать, некоторые постоянно болеют или находятся в перевозбуждение или слишком заторможенность состоянии.У взрослых людей, первичные отношения которых были отягощены непережитыми травмами их матерей, часто возникают большие сложности со всем, что касается удовлетворения их желаний и возможности нормально заботиться о себе.Также они могут быть слишком амбивалентны в отношении людей и любых своих решений. Они всегда мучимы конфликтом: «хочется, но колется». У них очень высокое стремление к близости всегда будет перекрываться таким же сильным страхом снова попасть в то первичное страшное состояние. Они всегда раздираемы между приближением и отдалением, они словно застряли между этих двух потребностей, ни туда, ни сюда.На вопрос, как не допустить такой передачи, существует только один ответ: постараться переработать свои фундаментальные базовые травмы до появления детей.

#ранняя_трама

#пограничная_структура_личности
uta_kryakvaТо, что аналитики называют иногда «полем слияния», есть некое очень «засасывающее» конфликтное взаимодействие, когда вы сильно спровоцированы или соблазнены или хотите спасти и помочь кому-то из сторон конфликта. Но, и это здесь основное, желание очень сильное, практически непреодолимое, вы легко втягиваетесь во взаимодействие, невозможно устоять, что называется. И наверняка вы такое переживали, в жизни почти каждого такое бывало, что стоит занять сторону любого из конфликтующих, как сразу этот же человек начнёт защищать противоположную сторону, которую вроде бы только что ругал или ещё как-то страдал и жаловался. То есть конфликт воспроизведется снова уже между вами.Это обескураживает, но нечасто останавливает втягивающихся, наоборот начинает хотеться ещё больше доказать что-то, возникает ощущение досады и идея, что «ещё немного и все все поймут».Наверное, особо нет смысла говорить о том, что это некая очень ранняя триангуляция, втянутость в родительский конфликт, фактически способ быть в отношениях с конфликтующей парой.Именно поэтому у людей из не особо благополучных в эмоциональном смысле семей, в которых атмосфера была конфликтной, наиболее часто встречается такой феномен слитости, когда теряя себя, человек обретает контакт или его подобие, вытягиваясь в конфликт на чьей-либо стороне.Если вы заметили, что пытались кого-то защитить, предложить способы изменения, или спасти от обидчиков, вставая на его сторону, предлагая какие-либо способы справиться с ситуацией, ну в самом деле, не всю же жизнь горе мыкать, и ровно в этот же момент ваш спасаемый вдруг волшебным образом менял мнение и начинал вдруг своего обидчика защищать, он словно трансформировался в описании, то это оно.Этот конфликт всегда должен иметь две стороны, никогда не выходя в другую плоскость, где он сразу же прекратил бы своё существование. Ведь не будь его, не будет и отношений.Многие верно замечают, что это некое подобие зачатка треугольника Карпмана, в котором невозможен третий полюс. Жесткая, строго дуальная, пара противоположностей.Вообще, если такая схема обнаруживается в отношениях, то совершенно точно это про базовые противоположности одной психики. То есть внутриличностный конфликт, отражающийся в межличностном взаимодействии.Ну и в конце, как обычно, краткое резюме на тему, что с этим делать.

Осознание и вИдение этого конфликта, этой дуальной пары, уже очень много может дать, ведь увидеть обе стороны можно только из третьей точки. Укрепляя и взращивая своё наблюдающее эго, человек может начать чувствовать эти стороны, как две части одного целого, не участвуя и не втягиваясь вовнутрь.

uta_kryakvaТревога, а в особенности слишком сильная, которую человек чувствует при расставании, и которую в большинстве случаев связывает с ушедшим объектом, в реальности, в своей основе, связана во взрослом состоянии не с отсутствующим объектом, а с его собственной внутренней нереализованностью, ненаполненностью.Постепенно человек понимает, что в погоне за объектом утеряна сама возможность и силы на определение и формирование собственного «я», он «потерял себя» и не обрёл объект.Когда и если эта тревога хоть немного начинает осмысляться и связываться в психике, тогда уже возможно (и нужно) задаваться вопросом: чего же мне сейчас не хватает, в чем я нуждаюсь, что чувствую.По сути: где и как сейчас я сам.Люди с ранней травмой потери объекта или его любви, не мыслят себя вне отношений с их ненадёжным объектом и психике нужно много времени, чтобы сформировать и выделить собственное «я», настолько важен фокус вне, на другом.Часто можно услышать о необходимости получить некое «разрешение» или «подтверждение» права реализовать своё желание. Это тоже о нужде в том раннем объекте, который мог удовлетворить мои потребности, но был либо утерян, либо связь с ним стала травматичной и была прервана.И вот когда это «я» появляется, сепаративная тревога может стать ниже, переносимее и начать перерабатываться.

Вместо неё возникает и начинает определяться множество различных феноменов, принадлежащих «я»: потребности, чувства, импульсы. Рождается «я», в котором уже не нужны будут разрешения и не возникнет вопрос о непонимании, в чем мое «я» нуждается.

uta_kryakva

Тревога — а по сути недифференцированные чувства – поселяется внутри личности и человек не понимает, что с ним происходит, он просто считает себя изначально тревожным. На самом деле под любой тревогой всегда обнаруживаются чувства, те, что лежали «неразобранными» и неоформленными долгие годы, ведь появиться этому в свете разума, в мире, стать проявленным, было никак невозможно. 

Фактически эта тревога пограничной личности — это  проявление «оттиска», импринта  первичных отношений, того окружения, которое было у ребенка в начале жизни и того, как ребенок понял его суть.

Тревога — это, с одной стороны, страх проявляться, человек словно бессознательно запугивает себя, опираясь на прошлый травматический опыт. Внутри него встроен механизм удерживания, такой внутренний тюремщик. С другой — желание, а скорее, потребность быть, появиться, выйти в мир, заложенная во всех нас.

Этот механизм запугивания, параноидных фантазий об опасности окружающей среды, направлен на сдерживание выхода вовне любых спонтанных личностных импульсов ради того, чтобы не попасть снова в травмировавшую когда-то обстановку, личность ведь не выходила вовне после травмы и фактически не знает, какова ситуация сейчас. Но узнать этого она тоже не может из-за этого механизма, он как голос внутри, который постоянно нашептывает (или даже кричит, у кого как), что мир опасен и полон ужасов.

( Read more…Collapse )
uta_kryakva

Пограничное состояние психики: причины, симптомы, лечение

Пограничная организация личности

Пограничное состояние подразумевает патологию психического здоровья. Диагностировать заболевание трудно, симптоматика психоза и невроза похожа на расстройство. Патология приводит к суицидальным наклонностям, что осложняет лечение.

Что такое пограничное состояние психики в психиатрии?

Пограничная психиатрия считает, что патология психики — сложное заболевание, провоцирует нарушения в восприятии действительности. Поведение пациента сильно меняется, возникает тревожность, недоверие к окружению, эмоциональное поведение, перемены настроения.

Важно! Симптоматика начинает проявляться в школьном возрасте!

Пограничное состояние вызывает расстройство личности. Психиатры рассматривают такое явление в середине нормы и расстройства. Выявить патологию можно по ряду признаков:

  • депрессивное состояние;
  • высокая тревожность;
  • перемены в поведении;
  • изоляция от окружения;
  • искаженное восприятие реальности;
  • панические атаки;
  • неразборчивость в выборе партнеров;
  • булимия и анорексия.

Все симптомы требуют исследований специалиста.

Причины пограничного состояния

Если рассуждать, что такое пограничное состояние, то часто врачи отмечают нестабильность настроения пациента. Он может быть излишне общительным или резко становиться замкнутым и искать уединения. Также теоретически можно предположить, что причинами становятся:

  • нарушение баланса химических веществ головного мозга;
  • генетическая предрасположенность;
  • заниженная самооценка также может спровоцировать болезнь;
  • детство имеет огромное значение, если произошло насилие сексуального характера или эмоциональное подавление личности, то это может вызывать серьезное расстройство.

Важно! Расстройство психики вызывает высокая требовательность к ребенку в раннем детстве и невозможность выразить эмоции.

Симптомы

Пограничное состояние психики симптомы у пациентов могут быть похожими. Они не могут осознать собственные проблемы и отказываются прислушиваться к здравому смыслу.

Такие личности часто зацикливаются на неудачах, не пытаются исправить ошибки по причине боязни одиночества и непонимания, перемен. Эти страхи, часто, совершенно не оправданы.

Иногда человек расстается с партнером, чтобы его впоследствии не отвергли, оказывается в замкнутом круге. Симптомы психического отклонения могут быть следующими:

  • повышенная тревожность и депрессия по неизвестным и непонятным причинам;
  • неоднозначное восприятие собственной личности, высокая самооценка или слишком низкая;
  • нестабильные отношения с окружающими, сначала пациент идеализирует конкретную личность, а затем испытывает к ней отвращение и ненависть без причин.

Люди с пограничным состоянием часто стремятся подвергнуть собственную жизнь опасности, водят автомобиль в неподходящих условиях, меняют половых партнеров, переедают и тратят все деньги. После всплеска эмоций приходит опустошенность и депрессия, гнев и ярость.

Важно! Пограничное расстройство демонстрируется реальными или показными суицидальными наклонностями.

Признаки

Пограничные состояния в психиатрии важно отличить от невроза или психического расстройства. Пациенты не могут самостоятельно обрабатывать информацию в отличие от неврозов.

Человек с расстройством личности не понимает, что болен. Он показывает странные реакции и считает их единственно правильными и возможными. Во время расстройства происходят глубокие нарушения психики, стремительные ухудшения состояния. Они проявляются в связи с воспоминаниями детства или отрицательными событиями прошлого.

Важно! Пограничное состояние невозможно вылечить полностью, можно успокоить пациента, «залечить» его, вызвать продолжительную ремиссию.

Диагностика

Пограничное состояние психики можно спутать с невротическими расстройствами. Необходимо провести обследование для выявления заболевания. Расстройство показывает нарушения в эмоциональном восприятии.

Психоз — патология психики, провоцирует неадекватное поведение по причине проблем неправильного восприятия реальности. Внешние факторы и раздражители могут спровоцировать нестандартную и неадекватную реакцию. Заболевание вызывает бредовые идеи, иногда галлюцинации, странное поведение и зацикленность.

Методы лечения пограничного состояния

Диагностировать психические заболевания получается не у всех, пациенты не могут найти помощи, но понимают суть проблем. Психическая дезаптация происходит по причине социальных условий жизни.

Пограничное состояние психики снижает качество жизни пациентов. Ему требуется серьезное вмешательство специалиста, он нуждается в социальной помощи и окружении.

Нарушения могут произойти из-за тяжелого детства, несчастного случая, сильного стресса или конфликтов с окружающим миром.

При проведении анализа факторов, которые спровоцировали психические нарушения, выделяют некоторые действия, они помогают привести пациента в нормальное и спокойное состояния. Необходимость профилактических мер зависит от определенных условий:

  • иногда достаточно профессионально сообщить о волнующей человека проблеме, тогда можно снизить уровень дезаптации психики;
  • специалисты нередко практикуют групповые занятия и вовлечение пациентов в обсуждение важнейших жизненных вопросов, экстремальных происшествий и катастроф, проблем прошлого;
  • иногда для блокировки расстройства нужно вытащить человека из привычной стрессовой обстановки.

Пограничное расстройство может вызвать социальную дезаптацию, поэтому нуждается в своевременном выявлении и проведении лечения. Следует обратиться к врачу, провести щадящее лечение или терапию специальными препаратами.

Больному не требуется находиться в медицинском учреждении постоянно, он не представляет опасности для окружающих. При своевременном выявлении расстройства можно быстро стабилизировать больного и повысить качество жизни.

Советы психотерапевта

Психотерапевты советуют не затягивать с посещением врача при выявлении симптомов пограничного состояния человека. Доктор выявит факторы, провоцирующие заболевание.

Важно, чтобы пациент доверительно относился к психотерапевту, рассказал о собственных переживаниях и чувствах, ощущениях. Грамотный врач повернет пациента в правильном направлении, подскажет способы поиска истинных ценностей и собственного «Я». Человек отправится в сложнейшие ситуации прошлого, сможет правильно пережить неприятные события и обрести равновесие.

Важно! Правильный выбор психотерапевта – залог эффективного лечения.

Последствиями пограничного расстройства и несвоевременного лечения пациента становится алкоголизм, наркомания, ожирение, анорексия и булимия, другие проблемы. Больной начинает скрываться от окружающего мира, предпочитает одиночество. Существует вероятность совершения самоубийства.

Пограничное расстройство не может быть поводом для отчаяния. Человек добьется стойкой ремиссии, завести приятелей, начать жить счастливо.

Уважаемые читатели! Мы настоятельно рекомендуем перед приёмом препаратов или самолечением обязательно обращаться за консультацией к врачу. Имеются противопоказания.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.